(5 голоса, среднее 4.20 из 5)

Россия: в поисках приоритетов развития
Александр Бузгалин

Источник: альманах «Развитие и экономика», №3, август 2012, стр. 92

Александр Владимирович Бузгалин – доктор экономических наук, профессор МГУ имени М.В. Ломоносова, главный редактор журнала «Альтернативы»

Прош­лый век стал эпо­хой сра­зу нес­коль­ких гло­баль­ных пе­ре­ло­мов. Пер­вый – «со­ци­а­лис­ти­чес­кий экс­пе­ри­мент» – за­кон­чил­ся дек­ла­ра­тив­ным приз­на­ни­ем его не­у­да­чи. Вто­рой – на­уч­но-тех­ни­чес­кий – раз­во­ра­чи­ва­ет­ся вот уже бо­лее ста лет, но при этом ре­гу­ляр­но ме­ня­ет нап­рав­ле­ния и трен­ды. Тре­тий – куль­тур­но-ци­ви­ли­за­ци­он­ный – как был, так и ос­та­ет­ся под воп­ро­сом.

Для на­ше­го Оте­че­ст­ва си­ту­а­ция выг­ля­дит еще бо­лее проб­лем­ной. По­за­ди – Рос­сийс­кая им­пе­рия и Со­ве­тс­кий Со­юз плюс ужа­сы «шо­ка без те­ра­пии». Впе­ре­ди – на­деж­ды не столь­ко на ка­че­ст­вен­ные из­ме­не­ния ро­ли на­шей стра­ны с 67-м мес­том в ми­ре по ин­дек­су че­ло­ве­чес­ко­го раз­ви­тия, сколь­ко на ста­биль­ность.

Еще не­дав­но за­ду­мы­вать­ся над воп­ро­са­ми но­во­го ка­че­ст­ва раз­ви­тия ми­ра и на­шей Ро­ди­ны в сре­де серь­ез­ных ин­тел­лек­ту­а­лов Рос­сии счи­та­лось неп­ри­лич­ным ро­ман­тиз­мом. Но си­ту­а­ция из­ме­ни­лась. И серь­ез­ный раз­го­вор о том, кто, ку­да и как эво­лю­ци­о­ни­ру­ет в сов­ре­мен­ном ми­ре, ка­ко­вы при этом раск­ла­де сце­на­рии воз­мож­но­го раз­ви­тия Рос­сии и мо­жет ли ин­тел­ли­ген­ция пов­ли­ять на вы­бор трен­да, стал нас всерь­ез вол­но­вать. Хо­чет­ся по­чу­в­ство­вать свою соп­ри­ча­ст­ность к то­му, что де­ла­ет­ся в ми­ре и в стра­не. Хо­тя бы ин­тел­лек­ту­аль­ную. А мо­жет быть и не толь­ко…

Эко­но­ми­ка и об­ще­ст­во XXI ве­ка: аль­тер­на­тив­ные век­то­ры
пос­тин­ду­ст­ри­аль­ных тен­ден­ций

О гло­баль­ных, ка­че­ст­вен­ных из­ме­не­ни­ях ми­ра, выз­ван­ных тех­но­ло­ги­чес­ки­ми сдви­га­ми пос­лед­них де­ся­ти­ле­тий, на­пи­са­ны сот­ни книг. Бо­лее по­лу­ве­ка на­зад ин­тел­лек­ту­а­лы отк­ры­ли на­уч­но-тех­ни­чес­кую ре­во­лю­цию. Да­ни­эль Белл бо­лее 40 лет на­зад наз­вал эти транс­фор­ма­ции «пос­тин­ду­ст­ри­аль­ны­ми», а воз­ни­ка­ю­щую сис­те­му – «об­ще­ст­вом ус­луг». Эл­вин Тоф­флер чуть поз­же – «треть­ей вол­ной». Ма­ну­эль Кас­тельс и Ко – «ин­фор­ма­ци­он­ным об­ще­ст­вом». Есть еще и «пост­ка­пи­та­лизм», и «об­ще­ст­во зна­ний», и «че­ло­ве­чес­кая ре­во­лю­ция», и мно­го дру­го­го. Пов­то­рять ос­нов­ные мо­мен­ты этих ра­бот – за­ня­тие скуч­ное и не­нуж­ное: мно­гие их и так хо­ро­шо зна­ют. По­э­то­му на­пом­ню лишь са­мое глав­ное.

Твор­чес­кая де­я­тель­ность соз­да­ет не прос­то ин­фор­ма­цию или нов­ше­ст­во.

Во-пер­вых, она про­из­во­дит куль­тур­ную цен­ность, ко­то­рая в пре­де­ле бес­ко­неч­но ос­та­ет­ся вост­ре­бо­ван­ной че­ло­ве­че­ст­вом (как пра­ви­ла ариф­ме­ти­ки или по­э­мы Го­ме­ра). И это куль­тур­ное бла­го не­ог­ра­ни­чен­но­го ис­поль­зо­ва­ния, та­кой «пи­рог», ко­то­рый ста­но­вит­ся тем боль­ше, чем боль­ше едо­ков его пог­ло­ща­ют. Чай­ко­вс­кий при­хо­дит и «съ­е­да­ет» ис­пе­чен­ный Пуш­ки­ным «пи­рог» – по­э­му «Ев­ге­ний Оне­гин». В ре­зуль­та­те по­яв­ля­ют­ся два «пи­ро­га» – опе­ра и по­э­ма. По­э­то­му в прин­ци­пе в ми­ре куль­тур­ных цен­нос­тей ста­но­вит­ся воз­мож­ной (а, на мой взгляд, и не­об­хо­ди­мой) все­об­щая собствен­ность, собствен­ность каж­до­го на все. Это фор­му­ла, вос­хо­дя­щая к идее все­об­ще­го тру­да у Кар­ла Марк­са, ра­бо­там оте­че­ст­вен­ных фи­ло­со­фов-шес­ти­де­сят­ни­ков Эваль­да Иль­ен­ко­ва, Ген­ри­ха Ба­ти­ще­ва, Ни­ко­лая Зло­би­на, Вла­дис­ла­ва Кел­ле, Ль­ва На­у­мен­ко и др. и час­то ны­не восп­ро­из­во­ди­мая Ва­ди­мом Ме­жу­е­вым.

Смысл этой фор­му­лы на пер­вый взгляд прост: каж­дый из нас по­тен­ци­аль­но яв­ля­ет­ся собствен­ни­ком все­го куль­тур­но­го бо­га­т­ства че­ло­ве­че­ст­ва – лю­бых на­уч­ных зна­ний и про­из­ве­де­ний ис­ку­с­ства. Де­ло за ма­лым – спо­соб­ностью «съ­есть» этот пи­рог, ос­во­ить, расп­ред­ме­тить это бо­га­т­ство. Пе­ред каж­дым из нас отк­ры­ты бо­га­т­ства Ле­нин­ки, цен­ность ко­то­рых не­со­из­ме­ри­ма с са­мым до­ро­гим ав­то­мо­би­лем, рас­пах­нут Эр­ми­таж, по срав­не­нию с ко­то­рым лю­бая вил­ла лю­бо­го оли­гар­ха – са­рай.

Во-вто­рых, она соз­да­ет но­вое ка­че­ст­во ее субъ­ек­та – че­ло­ве­ка зна­ю­ще­го, че­ло­ве­ка лю­бя­ще­го, че­ло­ве­ка, спо­соб­но­го чувство­вать кра­со­ту. Са­мое смеш­ное, что это ре­зуль­тат, ко­то­рый нель­зя ни ку­пить, ни ук­расть. Его мож­но толь­ко со-тво­рить.

В-треть­их, твор­че­ст­во есть всег­да еще и про­цесс об­ще­ния. То­го, что Ми­ха­ил Бах­тин на­зы­вал субъ­ект-субъ­е­кт­ным от­но­ше­ни­ем, ди­а­ло­гом. И в нем то­же нет мес­та от­чуж­де­нию: спо­соб­ность слы­шать дру­го­го (будь то учи­тель или уче­ник, ди­ри­жер или один из му­зы­кан­тов ор­ке­ст­ра, ав­тор на­пи­сан­ной ты­ся­чу лет на­зад кни­ги или кол­ле­га по ла­бо­ра­то­рии) не про­да­ет­ся, не по­ку­па­ет­ся, не под­да­ет­ся на­си­лию. Мож­но пе­ре­ку­пить учи­те­ля или му­зы­кан­та, но нель­зя ку­пить спо­соб­ность к ди­а­ло­гу с тем или дру­гим.


 

Более полувека назад интеллектуалы открыли научно-техническую революцию.
Даниэль Белл более 40 лет назад назвал эти трансформации
«постиндустриальными», а возникающую систему – «обществом услуг».

По­ды­то­жим. В но­вом об­ще­ст­ве ос­нов­ны­ми сфе­ра­ми раз­ви­тия (и, как след­ствие, прог­рес­са, рос­та про­из­во­ди­тель­нос­ти, эф­фек­тив­нос­ти, ка­че­ст­ва жиз­ни) ста­но­вят­ся но­вые от­рас­ли ши­ро­ко­ма­сш­таб­но­го «про­из­во­д­ства» глав­но­го ре­сур­са но­вой эко­но­ми­ки. Та­ким ре­сур­сом ока­зы­ва­ют­ся не день­ги, не ма­ши­ны и да­же не ин­фор­ма­ция, а «че­ло­ве­чес­кие ка­че­ст­ва» – но­ва­то­рс­кие спо­соб­нос­ти и спо­соб­нос­ти к не­от­чуж­ден­но­му ди­а­ло­гу и ко­опе­ра­ции с дру­ги­ми людь­ми и под­лин­ной куль­ту­рой (а не толь­ко «зна­ни­я­ми»). Имен­но та­кие лю­ди (о них пи­са­ли мно­гие фи­ло­со­фы и со­ци­о­ло­ги – Ау­ре­лио Печ­чеи, Эрих Фромм, Жан-Поль Сартр) – сво­бод­ные, твор­чес­ки раз­ви­ва­ю­щи­е­ся, вы­би­ра­ю­щие «быть», а не «иметь» – соз­да­ют и «ин­фор­ма­цию», и ноу-хау, и все дру­гие вы­со­ко­цен­ные бла­га нео­эко­но­ми­ки.

От­сю­да ор­га­нич­но вы­те­ка­ет след­ствие: ос­нов­ны­ми «от­рас­ля­ми» бли­жай­ше­го бу­ду­ще­го ста­но­вят­ся вос­пи­та­ние и об­ра­зо­ва­ние (не­пос­ре­д­ствен­ное «про­из­во­д­ство» че­ло­ве­чес­ких ка­честв как пер­вое под­раз­де­ле­ние пос­тин­ду­ст­ри­аль­но­го об­ще­ст­ва), а так­же на­у­ка, ис­ку­с­ство, вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ное про­из­во­д­ство и со­ци­аль­ное но­ва­то­р­ство (сфе­ры ре­а­ли­за­ции че­ло­ве­чес­ких ка­честв – вто­рое под­раз­де­ле­ние пос­тин­ду­ст­ри­аль­но­го об­ще­ст­ва). До­ба­вив к это­му ох­ра­ну и восп­ро­из­во­д­ство эко­ло­ги­чес­ки чис­тых тер­ри­то­рий, мы по­лу­чим эс­киз струк­ту­ры пе­ре­до­вых сек­то­ров рос­сийс­кой эко­но­ми­ки бу­ду­ще­го.

Уче­ные, под­няв хо­тя бы вдвое уро­жай­ность сельс­ко­хо­зяй­ствен­ных куль­тур, мо­гут тем са­мым за­ме­нить мил­ли­о­ны кресть­ян. Та­ла­нт­ли­вые тех­но­лог и уп­рав­ле­нец спо­соб­ны сэ­ко­но­мить труд де­сят­ков ты­сяч ра­бо­чих. То, что ты­ся­чи за­ня­тых в сфе­ре вы­со­ких тех­но­ло­гий выс­во­бож­да­ют труд мил­ли­о­нов, ра­бо­та­ю­щих в ин­ду­ст­ри­аль­ном про­из­во­д­стве (не го­во­ря уже о руч­ном тру­де), хо­ро­шо из­ве­ст­но. Что же ка­са­ет­ся «лиш­них» ра­бот­ни­ков, выс­во­бож­да­е­мых в этом про­цес­се, то в пос­тин­ду­ст­ри­аль­ном об­ще­ст­ве су­ще­ст­ву­ет нес­коль­ко сфер де­я­тель­нос­ти, где пос­то­ян­но тре­бу­ет­ся до­пол­ни­тель­ная ра­бо­чая си­ла. Нап­ри­мер, учи­те­ля, «са­дов­ни­ки» (лю­ди, вос­соз­да­ю­щие при­ро­ду), со­ци­аль­ные ра­бот­ни­ки и т.п. мо­гут и долж­ны сос­тав­лять пре­и­му­ще­ст­вен­ную часть за­ня­тых в об­ще­ст­ве эпо­хи «че­ло­ве­чес­кой ре­во­лю­ции» – по­доб­но то­му как про­мыш­лен­ные ра­бо­чие яв­ля­ют­ся боль­шей частью за­ня­тых в ин­ду­ст­ри­аль­ном об­ще­ст­ве.

Поз­во­лим се­бе ис­то­ри­чес­кую па­рал­лель. Для ре­ше­ния проб­ле­мы дос­та­точ­но­го про­из­во­д­ства сельс­ко­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции в веч­но го­лод­ном аг­рар­ном об­ще­ст­ве фе­о­даль­ной эпо­хи (где 80 про­цен­тов за­ня­тых сос­тав­ля­ло кресть­я­н­ство) на­до бы­ло… в нес­коль­ко раз сок­ра­тить чис­лен­ность на­се­ле­ния, вы­ра­щи­вав­ше­го зер­но и пас­ше­го скот. И за­нять ос­нов­ную часть на­се­ле­ния со­вер­шен­но бес­по­лез­ным (с точ­ки зре­ния сред­не­ве­ко­во­го кресть­я­ни­на) де­лом про­из­во­д­ства да­же не сель­хо­зин­вен­та­ря, а стан­ков, обо­ру­до­ва­ния и пр. В ре­зуль­та­те это­го умень­шив­ше­еся до 5–10 про­цен­тов аг­рар­ное на­се­ле­ние ока­за­лось спо­соб­ным про­из­во­дить в нес­коль­ко раз боль­ше сельс­ко­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции, чем 80 про­цен­тов в преж­нюю эпо­ху. Не ре­зон­но ли пред­по­ло­жить, что пе­ре­ход к пос­тин­ду­ст­ри­аль­но­му об­ще­ст­ву тре­бу­ет та­кой же пе­рег­руп­пи­ров­ки. В ре­зуль­та­те 10–20 про­цен­тов за­ня­тых в ма­те­ри­аль­ном про­из­во­д­стве (при 80 про­цен­тах за­ня­тых в об­ра­зо­ва­нии как пер­вом под­раз­де­ле­нии нео­эко­но­ми­ки и на­у­ке, куль­ту­ре и т.п. как вто­ром под­раз­де­ле­нии) бу­дут соз­да­вать боль­ше ма­те­ри­аль­ных благ, чем сос­тав­ляв­ший ра­нее боль­ши­н­ство на­се­ле­ния про­мыш­лен­ный про­ле­та­ри­ат.

Вот та­кой не­о­быч­ный мир отк­ры­ва­ет­ся пе­ред че­ло­ве­че­ст­вом.

Рань­ше этот мир был уде­лом изб­ран­ных. В но­вом ве­ке он мо­жет и в прин­ци­пе дол­жен стать ми­ром боль­ши­н­ства, в пре­де­ле – каж­до­го.

Впро­чем, здесь на­чи­на­ют­ся мно­го­чис­лен­ные де­ба­ты.

Ди­лем­ма «20–80»

Нач­нем с на­и­бо­лее фун­да­мен­таль­но­го воп­ро­са: а действи­тель­но ли че­ло­ве­че­ст­во дви­жет­ся к пос­тин­ду­ст­ри­аль­но­му (ин­фор­ма­ци­он­но­му) об­ще­ст­ву? От­ве­тов здесь как ми­ни­мум два.

Оп­ти­мис­ты, ес­те­ст­вен­но, го­во­рят «да» и ука­зы­ва­ют на сок­ра­ще­ние до­ли ма­те­ри­аль­но­го про­из­во­д­ства в раз­ви­тых стра­нах, на рас­ту­щие, как снеж­ный ком, объ­е­мы про­даж компь­ю­те­ров, мас­сме­дий­ных про­дук­тов и па­тен­тов, а так­же чис­ло поль­зо­ва­те­лей Ин­тер­не­та и мо­биль­ных те­ле­фо­нов. Ес­те­ст­вен­ни­ки вспо­ми­на­ют еще и о мик­ро­би­о­ло­гии и на­но­тех­но­ло­ги­ях. Биз­нес­ме­ны – о се­те­вом биз­не­се и кре­а­тив­ных кор­по­ра­ци­ях. И все они де­ла­ют вы­вод, что мир всту­па­ет в но­вое – ин­фор­ма­ци­он­ное (пос­тин­ду­ст­ри­аль­ное) – об­ще­ст­во. На За­па­де к кру­гу та­ких оп­ти­мис­тов при­над­ле­жит преж­де все­го Тоф­флер. У нас оп­ти­мис­ты бо­лее ос­то­рож­ны и из­би­ра­тель­ны. Ти­пич­ный при­мер – Вла­дис­лав Ино­зем­цев, обе­ща­ю­щий пос­тин­ду­ст­ри­аль­ные бла­га толь­ко За­па­ду. Ну, мо­жет быть, и еще кое-ко­му, кто су­ме­ет к не­му при­со­е­ди­нить­ся.


 

Пес­си­мис­ты ука­зы­ва­ют на то, что ос­нов­ная часть ми­ра как жи­ла, так и жи­вет в ин­ду­ст­ри­аль­ной эре (а око­ло мил­ли­ар­да жи­те­лей – в до­ин­ду­ст­ри­аль­ной). И да­же в вы­со­ко­раз­ви­тых стра­нах сфе­ра ус­луг – пре­и­му­ще­ст­вен­но труд убор­щи­ков, по­да­валь­щи­ков, кас­си­ров, груз­чи­ков, по­су­до­мо­ек, «офис­но­го планк­то­на». И иных ра­бот­ни­ков «вы­со­ко­ин­тел­лек­ту­аль­ных» спе­ци­аль­нос­тей. А боль­ши­н­ство мо­ло­дых поль­зо­ва­те­лей компь­ю­те­ров при­ме­ня­ют их как пи­шу­щую ма­шин­ку, сред­ство свя­зи и книж­ный шкаф – в луч­шем слу­чае, как разв­ле­че­ние со «стре­лял­ка­ми» – в худ­шем. Для ос­нов­ной же мас­сы Ин­тер­нет – сред­ство по­ко­пать­ся в неп­ри­лич­ных сай­тах, посп­лет­ни­чать в ЖЖ, ку­пить но­вые джин­сы на 10 про­цен­тов де­шев­ле, чем в ма­га­зи­не. Есть и бо­лее фун­да­мен­таль­ные ар­гу­мен­ты, до­ка­зы­ва­ю­щие, что ни­ка­ко­го гло­баль­но­го пе­ре­хо­да к но­во­му ка­че­ст­ву раз­ви­тия нет.

Элвин Тоффлер чуть позже обозначил революционные социальные перемены
как «третью волну».

Кто прав?

Бе­русь ут­ве­рж­дать: и те и дру­гие. И не по­то­му, что ав­тор пред­ла­га­ет пос­ле­до­вать пост­мо­дер­ни­с­тской ме­то­до­ло­гии от­ка­за от боль­ших нар­ра­ти­вов или ха­бер­ма­со­вс­ким ин­тен­ци­ям ин­тел­лек­ту­аль­но­го бы­тия в ми­ре ком­му­ни­ка­ций и текс­тов, а не жи­вых со­ци­аль­но-по­ли­ти­чес­ких проб­лем.

Пра­вы и те и дру­гие, ибо они на­щу­пы­ва­ют (каж­дый по-сво­е­му) раз­ные «де­та­ли» сло­на, бро­дя с за­вя­зан­ны­ми гла­за­ми и при­ни­мая хо­бот за змею, а но­ги за ко­лон­ны. Они от­ка­зы­ва­ют­ся от взгля­да на проб­ле­му че­рез приз­му ис­то­ри­чес­ки раз­ви­ва­ю­щих­ся, слож­ных, сис­тем­ных сдви­гов – тех­но­ло­ги­чес­ких, со­ци­аль­но-эко­но­ми­чес­ких, по­ли­ти­ко-инс­ти­ту­ци­о­наль­ных и куль­тур­ных. Они ори­ен­ти­ру­ют­ся на «по­зи­тив­ную» фик­са­цию тех или иных ре­аль­ных (но од­нос­то­рон­них!) тен­ден­ций и не хо­тят ви­деть ди­а­лек­ти­ки це­ло­го.

Преж­де чем ар­гу­мен­ти­ро­вать свой вы­вод, сфор­му­ли­рую еще один воп­рос: а прог­рес­сом ли яв­ля­ет­ся приз­на­ва­е­мое ед­ва ли не все­ми раз­ви­тие но­вых тех­но­ло­гий и инс­ти­ту­тов?

Ли­бе­ра­лы-оп­ти­мис­ты опять от­ве­ча­ют «да», и тут они пра­вы: для биз­не­са, осо­бен­но фи­нан­со­вых инс­ти­ту­тов, ТНК и не­ко­то­рых ма­лых фирм, «ка­пи­та­лизм вы­со­ких тех­но­ло­гий» стал зо­ло­тым дном.

Гу­ма­нис­ти­чес­ки наст­ро­ен­ные ин­тел­лек­ту­а­лы бь­ют тре­во­гу, ука­зы­вая на но­вые гло­баль­ные проб­ле­мы и преж­де все­го на то, что в но­вом пос­тин­ду­ст­ри­аль­ном ми­ре вост­ре­бо­ван­ны­ми ста­нут уже не две тре­ти («сред­ний класс»), а лишь чет­верть про­фес­си­о­на­лов выс­ше­го уров­ня. Ос­таль­ные 75 про­цен­тов граж­дан бу­дут «опу­ще­ны» в гет­то до­пос­тин­ду­ст­ри­аль­но­го бы­тия. «У них» об этом пи­шут все (в Рос­сии при­ня­то ссы­лать­ся на став­шую осо­бо мод­ной в пос­лед­ние го­ды Хан­ну Арендт), у нас – толь­ко не­ко­то­рые фи­ло­со­фы, час­то очень да­ле­кие друг от дру­га (Ва­дим Ме­жу­ев, Ва­лен­ти­на Фе­до­то­ва).

И опять же от­ве­чу: как ни па­ра­док­саль­но, но пра­вы и те и дру­гие.

По­че­му?

Да по­то­му что на про­тя­же­нии пос­лед­них де­ся­ти­ле­тий действи­тель­но раз­вер­ты­ва­ет­ся ус­той­чи­вая тен­ден­ция воз­рас­та­ния ро­ли Че­ло­ве­ка, его твор­чес­кой де­я­тель­нос­ти и лич­но­ст­ных ка­честв. Имен­но та­кая (твор­чес­кая) де­я­тель­ность имен­но та­ко­го (кре­а­тив­но­го, пи­шу­ще­го­ся с боль­шой бук­вы) Че­ло­ве­ка соз­да­ет но­вые тех­но­ло­гии и но­вые ре­сур­сы раз­ви­тия (ин­фор­ма­цию, зна­ния). Она тре­бу­ет но­вых форм сво­ей ор­га­ни­за­ции. Она по­рож­да­ет не­об­хо­ди­мость по­яв­ле­ния но­вых эко­но­ми­чес­ких и по­ли­ти­чес­ких инс­ти­ту­тов. И эта тен­ден­ция про­яв­ля­ет се­бя уже бо­лее по­лу­ве­ка. В эн­ту­зи­аз­ме на­ших род­ных ко­ро­ле­вых и ма­ка­рен­ко. В действи­тель­ном бу­ме IT-тех­но­ло­гий на За­па­де. В мас­со­вом со­ци­аль­ном твор­че­ст­ве ве­не­су­эльс­кой бед­но­ты и рес­пек­та­бель­ных НПО За­пад­ной Ев­ро­пы.

Но!

И вот здесь на­чи­на­ют­ся жест­кие и про­во­ка­ци­он­ные те­зи­сы ав­то­ра.

Нач­нем с то­го, что прог­ресс че­ло­ве­чес­ких ка­честв и твор­че­ст­ва идет край­не не­рав­но­мер­но во вре­ме­ни и в прост­ра­н­стве. Пе­ри­о­ды кре­а­тив­но­го бу­ма сме­ня­ют­ся пе­ри­о­да­ми зас­тоя, а то и рег­рес­са. Нап­ри­мер, эпо­ха кон­ца 1950-х – 1960-х с ее ко­лос­саль­ны­ми тех­но­ло­ги­чес­ки­ми (кос­мос, хи­мия, мик­ро­би­о­ло­гия, ме­ди­ци­на) и со­ци­аль­ны­ми (от хру­ще­вс­кой «от­те­пе­ли» и ан­ти­ко­ло­ни­аль­ных ре­во­лю­ций до тор­же­ст­ва со­ци­ал-де­мок­ра­ти­чес­кой мо­де­ли в За­пад­ной Ев­ро­пе) сдви­га­ми «вы­дох­лась» уже к кон­цу 1960-х.

Еще бо­лее оче­ви­ден те­зис о прост­ра­н­ствен­ной не­рав­но­мер­нос­ти прог­рес­са кре­а­тив­ной де­я­тель­нос­ти. «Об­ще­ст­во зна­ний», твор­чес­ко­го тру­да, а не компь­ю­тер­ных иг­ру­шек, раз­ви­ва­ет­ся чрез­вы­чай­но не­рав­но­мер­но, кон­це­нт­ри­ру­ясь да­же не в от­дель­ных стра­нах, а в от­дель­ных се­тях, конт­ро­ли­ру­е­мых гло­баль­ны­ми иг­ро­ка­ми. По­дав­ля­ю­щее боль­ши­н­ство жи­те­лей Зем­ли на­хо­дят­ся в гет­то отс­та­лос­ти. И при сох­ра­не­нии ны­неш­ней мо­де­ли гло­ба­ли­за­ции они бу­дут все даль­ше от­да­лять­ся от ми­ра кре­а­тос­фе­ры. Лишь нем­но­гие име­ют шанс выр­вать­ся из это­го гет­то в но­вый мир.

Меж­ду тем при­ро­да твор­че­ст­ва сос­то­ит в том (и это до­ка­за­но со­ве­тс­кой шко­лой фи­ло­со­фов и пси­хо­ло­гов – Ле­онть­е­вым, Вы­го­тс­ким, Иль­ен­ко­вым), что спо­соб­ностью к не­му об­ла­да­ет лю­бой ре­бе­нок в лю­бой семье – бо­га­то­го и бед­но­го, жи­те­ля Кемб­рид­жа и Урю­пи­нс­ка. Но ес­ли спо­соб­ность к твор­чес­кой де­я­тель­нос­ти по­тен­ци­аль­но име­ет­ся у каж­до­го, то пе­ред на­ми вста­ет но­вый круг проб­лем. Най­дет­ся ли для всех твор­чес­кая ра­бо­та? Кто в этом слу­чае бу­дет рас­тить хлеб и про­из­во­дить ма­ши­ны? И по­че­му же тог­да не са­мые глу­пые ин­тел­лек­ту­а­лы так тре­во­жат­ся о судь­бах 75 про­цен­тов жи­те­лей Зем­ли, ко­то­рых в бу­ду­щем ждет роль оби­та­те­лей гет­то отс­та­лос­ти?

Раз­вил­ки эво- и ин-во­лю­ции

Здесь опять пос­ле­ду­ет жест­кий те­зис: по­ле твор­чес­кой де­я­тель­нос­ти уже не од­но де­ся­ти­ле­тие прин­ци­пи­аль­но ши­ро­ко и отк­ры­то для боль­ши­н­ства. Толь­ко на­до хо­тя бы на ми­ну­ту за­ду­мать­ся и по­нять, что на­и­бо­лее вост­ре­бо­ван­ная и в выс­шей ме­ре кре­а­тив­ная де­я­тель­ность – это преж­де все­го труд вос­пи­та­те­ля детс­ко­го са­да и школь­но­го учи­те­ля, ме­ди­ци­нс­ко­го ра­бот­ни­ка и тре­не­ра-физ­куль­тур­ни­ка (я на­ро­чи­то ис­поль­зо­вал тер­мин со­ве­тс­кой по­ры с ак­цен­том на куль­ту­ре фи­зи­чес­ко­го бы­тия Че­ло­ве­ка, а не биз­не­се в сфе­ре про­фес­си­о­наль­но­го спор­та), рек­ре­а­то­ра при­ро­ды и об­ще­ст­ва («са­дов­ни­ки» и со­ци­аль­ные ра­бот­ни­ки), ин­же­не­ра и ква­ли­фи­ци­ро­ван­но­го ра­бо­че­го, ху­дож­ни­ка (при­чем не толь­ко про­фес­си­о­наль­но­го) и уче­но­го.


 

В се­год­няш­нем ми­ре «ры­ноч­но­го фун­да­мен­та­лиз­ма» (тер­мин Джорд­жа Со­ро­са) и гло­баль­ной ге­ге­мо­нии ка­пи­та­ла твор­чес­кий по­тен­ци­ал че­ло­ве­ка ухо­дит пре­и­му­ще­ст­вен­но в иные сфе­ры. Это фи­нан­сы и дру­гие ви­ды пос­ред­ни­чес­кой де­я­тель­нос­ти (по оцен­кам не­о­и­нс­ти­ту­ци­о­на­лис­тов, в США тран­сак­ци­он­ные из­де­рж­ки дав­но пре­вы­ша­ют из­де­рж­ки про­из­во­д­ства). Это мас­со­вая куль­ту­ра (где де­сят­ки вы­со­кок­ре­а­тив­ных лю­дей де­ся­ти­ле­ти­я­ми про­из­во­дят жвач­ку для обы­ва­те­ля) и то­ва­ры для «об­ще­ст­ва пре­сы­ще­ния». А так­же во­ен­но-про­мыш­лен­ный комп­лекс и дру­гие си­ло­вые струк­ту­ры. (В США до­ля во­ен­ных рас­хо­дов ны­не боль­ше, чем во вре­ме­на хо­лод­ной вой­ны, в Рос­сии чис­лен­ность за­ня­тых в мно­го­чис­лен­ных го­су­да­р­ствен­ных и част­ных ох­ран­ных струк­ту­рах мно­го вы­ше, чем чис­ло эн­ка­вэ­дэш­ни­ков во вре­ме­на са­мо­го страш­но­го ста­ли­нс­ко­го тер­ро­ра.) В этих сфе­рах, по пре­и­му­ще­ст­ву па­ра­зи­ти­чес­ких (их со­дей­ствие прог­рес­су че­ло­ве­чес­ких ка­честв не вы­ше, чем бы­ло у де­я­те­лей из КГБ или иде­о­ло­ги­чес­ко­го от­де­ла ЦК КПСС), за­ня­то до по­ло­ви­ны на­и­бо­лее ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бот­ни­ков раз­ви­тых стран. И это на фо­не то­го, что в За­пад­ной Ев­ро­пе се­год­ня 2–3 про­цен­та на­се­ле­ния впол­не спо­соб­ны про­кор­мить, а еще 15–20 про­цен­тов – снаб­дить обо­ру­до­ва­ни­ем и ма­ши­на­ми все на­се­ле­ние рас­по­ло­жен­ных там стран.

Мануэль Кастельс и Ко окрестили новое общество
«информационным».

Вы­вод по­лу­ча­ет­ся обес­ку­ра­жи­ва­ю­щим: пре­и­му­ще­ст­вен­ная часть кре­а­тив­но­го по­тен­ци­а­ла че­ло­ве­че­ст­ва да­же в на­и­бо­лее раз­ви­тых стра­нах раст­ра­чи­ва­ет­ся по боль­шо­му сче­ту впус­тую. А то и во вред че­ло­ве­ку и при­ро­де. Бо­лее то­го, со­ци­аль­но-эко­но­ми­чес­кая сис­те­ма, ути­ли­зи­ру­ю­щая этот по­тен­ци­ал в раз­ви­тых стра­нах, ве­дет в сто­ро­ну от то­го, что не­об­хо­ди­мо Че­ло­ве­ку и При­ро­де.

Так скла­ды­ва­ет­ся сис­те­ма, в ко­то­рой есть два по­лю­са – гет­то пре­сы­ще­ния и гет­то ни­ще­ты. А в се­ре­ди­не бо­лее или ме­нее сы­тое/го­лод­ное боль­ши­н­ство. Это боль­ши­н­ство меч­та­ет по­пасть в пер­вое гет­то, стра­шит­ся ска­тить­ся во вто­рое и пре­бы­ва­ет в сос­то­я­нии восп­ро­из­во­д­ства обы­ва­тельс­ко­го стан­дар­та. В луч­шем слу­чае (стан­дарт США) это част­ный до­мик, ав­то­мо­биль и двух­не­дель­ный от­дых за гра­ни­цей. В худ­шем (стан­дарт Рос­сии) – тес­ная квар­тир­ка, но­вый те­ле­ви­зор и обед в Мак­до­на­лд­се по празд­ни­кам. Та­кая двух­по­люс­ная мо­дель – стра­те­ги­чес­ки ту­пи­ко­вая, при­чем как для обо­их по­лю­сов, так и для боль­ши­н­ства.

Ес­ли ос­та­вить в сто­ро­не заг­лав­ные бук­вы и па­фос, то те­зис проз­ву­чит не слиш­ком но­во: мож­но и нуж­но ис­кать аль­тер­на­ти­вы той мо­де­ли раз­ви­тия кре­а­тив­но­го по­тен­ци­а­ла че­ло­ве­ка, ко­то­рую ре­а­ли­зу­ют стра­ны «зо­ло­то­го мил­ли­ар­да».

Но­вым (да и то от­но­си­тель­но) бу­дет раз­ве что нес­коль­ко «пус­тя­ков».

Пер­вый. Точ­ное ука­за­ние на то, что не на­до де­лать. Для прог­рес­са кре­а­тив­но­го по­тен­ци­а­ла не «эли­ты», а «ря­до­вых» граж­дан не сле­ду­ет со­дей­ство­вать не­а­дек­ват­но прог­рес­си­ру­ю­ще­му раз­ви­тию тех сфер, в ко­то­рых не соз­да­ют­ся ни куль­тур­ные цен­нос­ти, гар­мо­нич­но и всес­то­рон­не раз­ви­ва­ю­щие лич­ность че­ло­ве­ка в ди­а­ло­ге с при­ро­дой, ни ма­те­ри­аль­ные про­дук­ты, соз­да­ю­щие пред­по­сыл­ки для та­ко­го раз­ви­тия и по­вы­ша­ю­щие про­из­во­ди­тель­ность об­ще­ст­вен­но­го тру­да. По­нят­но, что «ста­рый» СССР с этой за­да­чей не справ­лял­ся. «Но­вые» стра­ны «Боль­шой вось­мер­ки» сей­час так­же ее не оси­ли­ва­ют. А ведь все ос­таль­ные ко­пи­ру­ют ны­не имен­но эти стра­ны. В ре­зуль­та­те мир стре­мит­ся соз­да­вать все боль­ше пред­ме­тов пре­сы­ще­ния, мас­скуль­тур­ных жва­чек, во­ору­же­ний, фик­тив­ных вир­ту­аль­ных благ (Жан Бод­рийяр наз­вал бы их «си­му­ляк­ра­ми», как бы бла­га­ми).

Вто­рой. По­ни­ма­ние то­го, что по­тен­ци­аль­ная аль­тер­на­ти­ва су­ще­ст­ву­ет. Че­ло­ве­че­ст­во мо­жет обес­пе­чить ин­те­рес­ной твор­чес­кой де­я­тель­ностью боль­ши­н­ство сво­их чле­нов. Ква­ли­фи­ци­ро­ван­ный реп­ро­дук­тив­ный труд мень­ши­н­ства дос­та­то­чен для обес­пе­че­ния аб­со­лют­но всех не­об­хо­ди­мым ко­ли­че­ст­вом ма­те­ри­аль­ных благ. Воп­рос толь­ко в од­ном: по­нять, кто, как и что дол­жен и мо­жет из­ме­нить в су­ще­ст­ву­ю­щей сис­те­ме для то­го, что­бы на­чать прод­ви­же­ние по аль­тер­на­тив­но­му пу­ти. Кто, как и по­че­му бу­дет это­му про­ти­вить­ся, и есть ли шан­сы на ре­а­ли­за­цию аль­тер­на­тив. Неп­ло­хо бы к то­му же еще и ра­зоб­рать­ся с тем, что предс­тав­ля­ют со­бой эти аль­тер­на­ти­вы.

Здесь, ко­неч­но же, воз­ни­ка­ет це­лый сонм хо­ро­шо из­ве­ст­ных воз­ра­же­ний.

Кто вы та­кие, что­бы ука­зы­вать нам, ку­да ид­ти? Не луч­ше ли внять пре­дос­те­ре­же­ни­ям Фрид­ри­ха Хайе­ка и его рос­сийс­ких пос­ле­до­ва­те­лей (от Его­ра Гай­да­ра до Алек­сея Ка­ра-Мур­зы), быв­ших осо­бен­но яры­ми в 1990-е го­ды и не раз пре­дуп­реж­дав­ших об уг­ро­зе «па­губ­ной са­мо­на­де­ян­нос­ти» тех, ко­то­рые бе­рут на се­бя от­ве­т­ствен­ность за со­дей­ствие прог­рес­су, ко­то­ро­го, воз­мож­но, во­об­ще нет. К это­му мож­но до­ба­вить и дав­но из­ве­ст­ные воз­ра­же­ния кон­сер­ва­то­ров всех мас­тей, пре­до­сте­ре­га­ю­щих от ка­ких бы то ни бы­ло но­вых со­ци­аль­ных экс­пе­ри­мен­тов.

Пос­ле­до­ва­тель­но ре­а­ли­зо­ван­ная ли­ния та­ких ин­тел­лек­ту­а­лов при­во­дит к вы­во­ду, ко­то­рый око­ло 20 лет на­зад сде­лал Фрэн­сис Фу­ку­я­ма: ис­то­рия за­кон­чи­лась. Ли­бе­раль­ный ми­ро­по­ря­док forever. Вся­кий, кто с этим не сог­ла­сен, – враг ци­ви­ли­за­ции.

Я с этим не сог­ла­сен. И не в си­лу сох­ра­ня­ю­ще­го­ся юно­шес­ко­го ро­ман­тиз­ма и ве­ры в по­зи­тив­ную мис­сию «прог­рес­со­ров». Де­ло в том, что тра­ге­дии де­я­тель­нос­ти «прог­рес­со­ров» не­ред­ко ока­зы­ва­лись оп­ти­мис­ти­чес­ки­ми. Был ли «па­губ­но са­мо­на­де­ян» про­ве­ден­ный две ты­ся­чи лет на­зад «экс­пе­ри­мент», на­ча­тый про­по­вед­ни­ка­ми хрис­ти­а­н­ства? Был ли па­губ­ным «экс­пе­ри­мент» То­ма­са Джеф­фер­со­на и Джорд­жа Ва­ши­нг­то­на? Или Со­е­ди­нен­ным Шта­там бы­ло бы луч­ше и даль­ше ос­та­вать­ся ко­ло­ни­ей? Был ли ре­ак­ци­он­ным при­зыв Воль­те­ра к прос­ве­ще­нию и де­мок­ра­тии? А ведь для XVIII ве­ка его идеи бы­ли яв­ным «прог­рес­со­р­ством». dozenspins - переходи по ссылке и выигрывай!

Ко­неч­но, ис­то­ри­чес­кие при­ме­ры – не до­ка­за­тель­ство. Но и статья – не ака­де­ми­чес­кий трак­тат. По­э­то­му ог­ра­ни­чусь здесь толь­ко эти­ми от­сыл­ка­ми, до­ка­зы­ва­ю­щи­ми, что субъ­ек­тив­ное со­дей­ствие ин­тел­лек­ту­а­лов прог­рес­су мо­жет быть и по­зи­тив­ным. Суть мо­ей по­зи­ции сос­то­ит не толь­ко в том, что­бы конс­та­ти­ро­вать: прог­ресс кре­а­тив­нос­ти идет, хо­тя и не­ли­ней­но, во вре­ме­ни и в прост­ра­н­стве. По­зи­ция преж­де все­го в дру­гом: мы, ин­тел­ли­ген­ция, мо­жем и долж­ны со­дей­ство­вать это­му прог­рес­су, как ми­ни­мум по­ка­зы­вая граж­да­нс­ко­му со­об­ще­ст­ву, ка­кие фор­мы ор­га­ни­за­ции эко­но­ми­ки, об­ще­ст­ва, куль­ту­ры прод­ви­га­ют нас впе­ред, а ка­кие отб­ра­сы­ва­ют на­зад, до­ка­зы­вая свою пра­во­ту и не­ся от­ве­т­ствен­ность за эту де­я­тель­ность.



Джон Трамбулл. Декларация независимости. 1817–1819

Был ли пагубным «эксперимент» Томаса Джефферсона и Джорджа
Вашингтона? Или Соединенным Штатам было бы лучше и дальше
оставаться колонией?

Пост­мо­дер­ни­с­тская ме­то­до­ло­гия де­ко­н­струк­ции и са­мо­у­ст­ра­не­ния, по­рож­ден­ная зас­то­ем кон­ца XX ве­ка, в эпо­ху аг­рес­сив­ной им­пе­рс­кой по­ли­ти­ки и ак­тив­нос­ти ми­ро­во­го Ха­ма без­на­деж­но ус­та­ре­ла.

Воп­рос, сле­до­ва­тель­но, не в прин­ци­пи­аль­ной вре­до­нос­нос­ти «прог­рес­со­р­ства», а в том, ка­кое это воз­дей­ствие, в ка­ком нап­рав­ле­нии и как оно осу­ще­с­твля­ет­ся. Ком­мен­ти­руя эти две пос­лед­ние те­мы, об­ра­тим­ся к проб­ле­мам на­ше­го Оте­че­ст­ва.

Ге­о­по­ли­ти­чес­кие ту­пи­ки

Хо­ро­шо из­ве­ст­но, что си­ноп­ти­ки лишь предс­ка­зы­ва­ют по­го­ду, де­ла­ют же ее сов­сем иные лю­ди…

В от­но­ше­нии экс­пер­тов и ана­ли­ти­ков это ут­ве­рж­де­ние вер­но в го­раз­до мень­шей сте­пе­ни. На­ше со­об­ще­ст­во, не имея ре­ша­ю­ще­го вли­я­ния на ход ис­то­рии (его име­ют лишь те мас­со­вые со­ци­аль­ные си­лы, ко­то­рые объ­ек­тив­но и субъ­ек­тив­но доз­ре­ва­ют до то­го, что­бы ока­зать­ся в нуж­ный день и в нуж­ный час в не­об­хо­ди­мом мес­те, что и поз­во­ля­ет им «пой­мать в свои па­ру­са ве­тер ис­то­рии»), тем не ме­нее спо­соб­но ока­зы­вать не­ма­ло­важ­ное вли­я­ние. Нет, не на пре­зи­ден­та, оли­гар­хов и про­чую «эли­ту» – от них на са­мом де­ле ма­ло что за­ви­сит. Вли­я­ние на об­ще­ст­вен­ное мне­ние. А об­ще­ст­вен­ное мне­ние («идеи») спо­соб­но ста­но­вить­ся ма­те­ри­аль­ной си­лой, ког­да оно со­е­ди­ня­ет­ся с ре­аль­ны­ми со­ци­аль­ны­ми ин­те­ре­са­ми но­во­го субъ­ек­та ис­то­ри­чес­ко­го твор­че­ст­ва («ов­ла­де­ва­ет мас­са­ми»).

Так ка­кие же идеи «но­сят­ся в воз­ду­хе» в се­год­няш­ней Рос­сии, гро­зя завт­ра «ов­ла­деть мас­са­ми»?

Но­вый го­су­да­р­ствен­ни­чес­кий, дер­жав­ный, им­пе­рс­кий про­ект – вот то но­вое отк­ро­ве­ние от… На са­мом де­ле ото всех: от Ген­на­дия Зю­га­но­ва, Иго­ря Ша­фа­ре­ви­ча, Сер­гея Ка­ра-Мур­зы, Иго­ря и да­же Ана­то­лия Чу­бай­са вку­пе с ины­ми со­вет­ни­ка­ми выс­шей рос­сийс­кой влас­ти. Имен­но этот про­ект пы­та­ет­ся на­вя­зать Рос­сии но­вый тип фор­ми­ру­ю­щей­ся «эли­ты». Впро­чем, эта «эли­та», пы­та­ю­ща­я­ся вы­ра­зить аморф­ное мы­ча­ние обы­ва­те­ля, ни­че­го дру­го­го, кро­ме пов­то­ре­ния ста­рой идеи сто­я­ще­го над на­ро­дом, всех под­чи­ня­ю­ще­го, но и за все от­ве­ча­ю­ще­го дер­жав­но­го вож­дя («дер­жи­мор­ды»?), при­ду­мать не смог­ла.

Во-пер­вых, по­то­му что не­та­ла­нт­ли­ва. Ра­зо­ча­ро­вав­шись в ли­бе­раль­ном про­ек­те, ка­кие-ли­бо «но­вые» ре­ше­ния она мо­жет лишь по­за­и­м­ство­вать из прош­ло­го, в ты­ся­чу пер­вый раз пов­то­ряя им­пе­рс­кие по­ту­ги – на сей раз, как и сле­ду­ет из из­ве­ст­но­го вы­ра­же­ния, в ви­де фар­са.

Во-вто­рых, в си­лу то­го, что по при­ро­де сво­ей рет­рог­рад­на, кон­сер­ва­тив­на и ищет бу­ду­щее в прош­лом (сие ти­пич­но для до­бур­жу­аз­но­го «ми­ро­ви­де­ния» во­об­ще и рос­сийс­кой фе­о­даль­но-им­пе­рс­кой кри­ти­ки ка­пи­та­лиз­ма и не­о­ли­бе­ра­лиз­ма – в част­нос­ти).

В-треть­их – и это оп­ре­де­ля­ю­щий па­ра­метр, – этот кон­сер­ва­тив­ный про­ект как нель­зя луч­ше со­от­ве­т­ству­ет ча­я­ни­ям ос­нов­ных пас­сив­но-прис­по­саб­ли­ва­ю­щих­ся, но при этом вяз­ко-мощ­ных со­ци­аль­ных сил сов­ре­мен­ной Рос­сии – обы­ва­тельс­ко­го боль­ши­н­ства и се­рой ис­пол­ни­тельс­кой мас­сы «эли­ты» (го­су­да­р­ствен­ной и кор­по­ра­тив­ной бю­рок­ра­тии).

В-чет­вер­тых, им­пе­рс­кий про­ект адек­ва­тен как сов­ре­мен­ным об­ще­ми­ро­вым тен­ден­ци­ям эво­лю­ции гло­баль­но­го ка­пи­та­ла, так и все­воз­рас­та­ю­щим тен­ден­ци­ям нос­таль­гии по со­ве­тс­кой дер­жа­ве.

Проб­ле­ма, од­на­ко, в том, что этот про­ект по­че­му-то по­ка пло­хо ра­бо­та­ет и очень вя­ло прет­во­ря­ет­ся в жизнь, не вы­зы­вая эн­ту­зи­аз­ма ни у «масс», ни у «эли­ты».

Ко­рот­ко объ­яс­нить та­кой па­ра­докс мож­но од­ной фра­зой: им­пе­рс­кий про­ект для Рос­сии ус­та­рел, еще не воп­ло­тив­шись. При­чин то­му нес­коль­ко.

Преж­де все­го мес­то един­ствен­ной гло­баль­ной им­пе­рии, спо­соб­ной ока­зы­вать ре­ша­ю­щее вли­я­ние на про­ис­хо­дя­щие в ми­ре ге­о­э­ко­но­ми­чес­кие и ге­о­по­ли­ти­чес­кие про­цес­сы, уже за­ня­то Со­е­ди­нен­ны­ми Шта­та­ми. В рам­ках та­кой им­пе­рс­кой ло­ги­ки у на­шей Ро­ди­ны перс­пек­тив на ли­де­р­ство нет.

Го­раз­до бо­лее ва­жен, од­на­ко, дру­гой ас­пект: так как им­пе­рс­ко-дер­жав­ная мо­дель по са­мо­му за­мыс­лу ее раз­ра­бот­чи­ков яв­ля­ет­ся кон­сер­ва­тив­ным про­ек­том, она не мо­жет стать ос­но­вой стра­те­гии опе­ре­жа­ю­ще­го раз­ви­тия, не мо­жет обес­пе­чить мо­дер­ни­за­ци­он­но­го про­ры­ва на­шей стра­ны в ус­ло­ви­ях пе­ре­хо­да к гло­баль­но­му пос­тин­ду­ст­ри­аль­но­му об­ще­ст­ву – об­ще­ст­ву, где клю­чом к прог­рес­су ста­но­вит­ся твор­чес­кая де­я­тель­ность Че­ло­ве­ка.


 


Был ли реакционным призыв Вольтера к просвещению и демократии?
А ведь для XVIII века его идеи были явным «прогрессорством».

Пос­лед­нее тре­бу­ет не­ко­то­ро­го ком­мен­та­рия. В боль­ши­н­стве сво­ем сто­рон­ни­ки им­пе­рс­ко­го про­ек­та апел­ли­ру­ют к пат­ри­ар­халь­но-кон­сер­ва­тив­ным тен­ден­ци­ям, а это оз­на­ча­ет ори­ен­та­цию на аг­рар­но-ин­ду­ст­ри­аль­ный ук­лад и опо­ру преж­де все­го на кресть­я­н­ство и чи­нов­ни­че­ст­во. Эти сек­то­ра и слои, иг­ра­ю­щие на­и­ме­нее зна­чи­мую роль в пос­тин­ду­ст­ри­аль­ном об­ще­ст­ве, не мо­гут стать ос­нов­ны­ми тех­но­ло­ги­чес­ки­ми ук­ла­да­ми и со­ци­аль­ны­ми си­ла­ми мо­дер­ни­за­ции. Не ме­нее важ­но и то, что этот про­ект пред­по­ла­га­ет воз­рож­де­ние па­тер­на­ли­с­тской мо­де­ли уп­рав­ле­ния об­ще­ст­вом и эко­но­ми­кой, а это ме­то­ды – пре­и­му­ще­ст­вен­но го­су­да­р­ствен­но-бю­рок­ра­ти­чес­кие и опи­ра­ю­щи­е­ся на пас­сив­ное пос­лу­ша­ние на­ро­да, за­ни­ма­ю­ще­го по­зи­цию лю­бя­ще­го «сы­на» дер­жав­ной влас­ти, а по­то­му пас­сив­но­го объ­ек­та ее уп­рав­ля­ю­щих воз­дей­ствий.

Бо­лее то­го, па­тер­на­ли­с­тский ва­ри­ант уп­рав­ле­ния в рам­ках им­пе­рс­ко­го про­ек­та при­ве­дет к уси­ле­нию и без то­го мощ­ных тен­ден­ций лич­ной за­ви­си­мос­ти ра­бот­ни­ка от ра­бо­то­да­те­ля, раз­ви­тию та­ких ти­пич­ных и для царс­кой им­пе­рии, и для СССР форм под­чи­не­ния че­ло­ве­ка, в ко­то­рых со­е­ди­не­ны во­е­ди­но си­лы бю­рок­ра­тии и ка­пи­та­ла.

В идей­но-ду­хов­ной сфе­ре этот про­ект бу­дет соп­ро­вож­дать­ся да­же не ма­ни­пу­ли­ро­ва­ни­ем соз­на­ни­ем, а од­ноз­нач­ным конт­ро­лем за соз­на­ни­ем на ос­но­ве сра­щи­ва­ния все бо­лее ал­ка­е­мой ны­не «го­су­да­р­ствен­ной иде­о­ло­гии» со все бо­лее прев­ра­ща­ю­щим­ся в го­су­да­р­ствен­ную ре­ли­гию пра­вос­ла­ви­ем. Та­кое дер­жав­но-им­пе­рс­кое кон­сер­ва­тив­ное со­е­ди­не­ние тех­но­ло­ги­чес­кой пат­ри­ар­халь­нос­ти с го­су­да­р­ствен­но-па­тер­на­ли­с­тским ка­пи­та­лиз­мом на­хо­дит­ся в пря­мом про­ти­во­ре­чии с ос­но­вой прог­рес­са сов­ре­мен­ной пос­тин­ду­ст­ри­аль­ной сис­те­мы – раз­ви­ти­ем но­ва­то­рс­ко­го твор­чес­ко­го по­тен­ци­а­ла лич­нос­ти в отк­ры­том ин­тер­на­ци­о­наль­ном сво­бод­ном ди­а­ло­ге ин­ди­ви­дов и куль­тур.

На­ко­нец, эта сис­те­ма по оп­ре­де­ле­нию (ав­то­ров это­го про­ек­та) не долж­на вклю­чать ме­ха­низ­мов ни­зо­во­го де­мок­ра­ти­чес­ко­го конт­ро­ля за властью как ис­пол­ни­тель­ным ап­па­ра­том на­ро­да (дер­жав­ность пред­по­ла­га­ет ре­а­ли­за­цию об­рат­но­го про­ек­та – на­род как «сын» го­су­да­р­ства-от­ца). Всле­д­ствие это­го иде­аль­ная мо­дель ав­то­ров про­ек­та, в ко­то­рой «го­су­дарь» есть отец на­ро­да, за­бо­тя­щий­ся преж­де все­го об ин­те­ре­сах стра­ны, не­из­беж­но бу­дет на прак­ти­ке вы­рож­дать­ся (как, нап­ри­мер, во вре­ме­на рас­пу­тин­щи­ны или бреж­нев­щи­ны) во власт­во­ва­ние бю­рок­ра­тии, на­це­лен­ное на ре­а­ли­за­цию сво­их собствен­ных ин­те­ре­сов как уз­ко­го при­ви­ле­ги­ро­ван­но­го слоя, ук­реп­ля­ю­ще­го­ся за счет на­ро­да и эко­но­ми­ки. Пос­лед­нее, как из­ве­ст­но, очень быст­ро сво­дит на нет все дос­то­и­н­ства па­тер­на­лиз­ма, вы­зы­вая бур­ное раз­вер­ты­ва­ние его не­дос­тат­ков. Вот по­че­му кон­сер­ва­тив­ный им­пе­рс­кий про­ект в са­мой сво­ей конструк­ции со­дер­жит ме­ха­низ­мы собствен­но­го вы­рож­де­ния в дик­та­ту­ру кор­рум­пи­ро­ван­ной бю­рок­ра­тии.

Аль­тер­на­ти­вы есть?

«Аль­тер­на­ти­вы есть!» За этим ло­зун­гом скрыт ана­лиз уни­каль­но­го фе­но­ме­на – мощ­ней­шей по­тен­ци­аль­ной со­ци­аль­но-твор­чес­кой энер­гии, скры­той в граж­да­нах на­шей стра­ны. За­да­дим­ся воп­ро­сом: при ка­ких ус­ло­ви­ях се­рый рос­сийс­кий ме­ща­нин ста­но­вит­ся граж­да­ни­ном, спо­соб­ным к сов­ме­ст­ным ис­то­ри­чес­ким действи­ям?

То, что та­кая спо­соб­ность в прин­ци­пе су­ще­ст­ву­ет, ис­то­рия до­ка­зы­ва­ла не раз. Эта же ис­то­рия подс­ка­зы­ва­ет и от­вет на пос­тав­лен­ный воп­рос. По­доб­ная не­воз­мож­ная на пер­вый взгляд транс­фор­ма­ция ме­ща­ни­на в пол­но­го эн­ту­зи­аз­ма «прог­рес­со­ра» про­ис­хо­дит тог­да, ког­да:

Та­ко­ва про­ве­рен­ная жизнью те­о­ре­ти­чес­кая мо­дель. Для сов­ре­мен­ных ис­то­ри­чес­ких ус­ло­вий Рос­сии эта фор­му­ла ис­то­ри­чес­ко­го твор­че­ст­ва ка­жет­ся неп­ри­ме­ни­мой. Но так ли это?

«Тай­на» про­буж­де­ния в ме­ща­ни­не граж­да­ни­на и воз­вы­ше­ния в заг­нан­ном и за­дав­лен­ном проб­ле­ма­ми вы­жи­ва­ния ин­тел­ли­ген­те и ра­бо­чем со­ци­аль­но­го твор­ца об­ще­из­ве­ст­на.

Преж­де все­го это куль­ту­ра – под­лин­ная, дос­туп­ная каж­до­му (дос­туп­ная и эко­но­ми­чес­ки, для че­го ее бла­га долж­ны быть бесп­лат­ны­ми или как ми­ни­мум де­ше­вы­ми, и со­ци­аль­но, для че­го граж­да­не долж­ны об­ла­дать сво­бод­ным вре­ме­нем, а не вка­лы­вать на трех ра­бо­тах). Куль­ту­ра, каж­дым вост­ре­бо­ван­ная (а для это­го не­об­хо­ди­мы со­от­ве­т­ству­ю­щие об­ще­ст­вен­ное вос­пи­та­ние и об­ще­дос­туп­ное уни­вер­саль­ное – а не толь­ко уз­коп­ро­фес­си­о­наль­ное – об­ра­зо­ва­ние для всех).

Но это­го ма­ло. Ес­ли жизнь бу­дет зас­тав­лять че­ло­ве­ка жить ра­ди до­бы­ва­ния де­нег, ко­то­рые нуж­ны ра­ди пот­реб­ле­ния, ко­то­рое по­буж­да­ет до­бы­вать еще боль­ше де­нег, ни­ка­кое об­ра­зо­ва­ние и куль­ту­ра не ста­нут вост­ре­бо­ва­ны­ми, мо­ти­ва­ции к ак­тив­но­му ис­то­ри­чес­ко­му твор­че­ст­ву по-преж­не­му не бу­дет. Сле­до­ва­тель­но, нуж­ны мощ­ные приз­нан­ные об­ще­ст­вом ма­те­ри­аль­ные (но не де­неж­ные и не вещ­ные) мо­ти­вы, воз­вы­ша­ю­щие «ря­до­во­го» ин­тел­ли­ген­та и «прос­то­го» ра­бо­че­го до ро­ли со­ци­аль­но­го но­ва­то­ра.

Ос­но­ван­ный на раз­ви­тии граж­да­нс­ко­го об­ще­ст­ва про­ект рос­сийс­кой куль­тур­ной экс­пан­сии обес­пе­чит го­су­да­р­ству и биз­не­су шанс на дос­той­ный вы­ход на ми­ро­вую аре­ну и воз­мож­ность ос­тать­ся в ис­то­рии нес­коль­ко ина­че, чем это по­лу­чи­лось у Чу­бай­са и Пи­но­че­та.
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com